tainstvo svyashenstvo ecef2Таинство священства есть такое священнодействие, в котором, через молитвенное возложение епископских рук на главу избранного лица, низводится на это лицо Божественная благодать, освящающая и поставляющая его на известную степень церковной иерархии для священного служения Церкви Христовой.

1. Степени священства

Это таинство совершается только над лицами, избираемыми и посвящаемыми в священнослужители. Степеней священства три: диакон, пресвитер (священник) и епископ (архиерей).

Посвящаемый во диакона получает благодать служить при совершении таинств.

Посвящаемый во священника (пресвитера) получает благодать совершать таинства.

Посвящаемый во епископа (архиерея) получает благодать не только совершать таинства, но и посвящать других для совершения таинств.

Таинство священства есть установление божественное. Св. апостол Павел свидетельствует, что Сам Господь Иисус Христос "поставил одних апостолами, других пророками, иных евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова" (Ефес. 4, 11-12).

Священное Писание дает прямые и ясные указания на то, что поставление на степень священства есть сообщение особого благодатного таинственного дара, без которого это служение не может быть исполняемо.

Апостолы, по наставлению Духа Святого, совершая это таинство, через возложение рук возводили в диаконы, пресвитеры и епископы.

Когда им стало нужно поставить в Церкви диаконов для помощи себе, они предложили избрать из среды учеников семь исполненных Св. Духа и мудрости мужей, а когда те были поставлены перед ними, тогда они, помолившись, возложили на них руки (Деян. 6, 2-6). Здесь с полной ясностью разграничиваются между собой два различных акта: избрание известных лиц для диаконского служения и их молитвенное рукоположение. Избрание - как дело простое человеческое, рукоположение же - как особое для этой цели священнодействие и действие божественной благодати.

О рукоположении пресвитеров говорится: "рукоположивши же им пресвитеров к каждой церкви, они (апостолы Павел и Варнава) помолились с постом и предали их Господу, в Которого уверовали" (Деян. 14, 23). Это рукоположение представляло особую важность. Это засвидетельствовал сам ап. Павел в прощальной беседе с пресвитерами Ефесской церкви: Внимайте себе и всему стаду в котором Дух Святой (через апостольское рукоположение) поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею (Деян. 20, 28).

Наконец, в посланиях апостола Павла к Тимофею мы имеем прямое указание на рукоположение, как на благодатное священство, через которое были поставляемы епископы. Так в первом послании к Тимофею, бывшему епископом Ефесской церкви, апостол пишет: Не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству с возложением рук священства (4, 14). Во втором же послании ему пишет: Напоминаю тебе возгревать дар Божий, который в тебе через мое рукоположение (1, 6). Из сопоставления одного места с другим видно, что Тимофей был рукоположен священничеством и самим апостолом Павлом, или что то же, собором старейших священнослужителей под предстоятельством апостола Павла, и что этим сообщен Тимофею дар Божий, который имеет пребывать с ним навсегда, как его достояние. От него требуется только одно - не нерадеть о нем, а возгревать его. Что здесь разумеется рукоположение епископское, вполне подтверждается дальнейшими ему наставлениями: из них видно что он облечен властью рукополагать других (1 Тим. 5, 22), имеет право наблюдения над пресвитерами в его ведении (1 Тим. 5, 17 и 19) и вообще является строителем "в доме Божием, который есть Церковь Бога Живаго" (1 Тим. 3, 15).

Из этих посланий мы видим, что апостолы предоставили епископам власть посвящать пресвитеров через рукоположение и совершать суд над пресвитерами, диаконами и церковнослужителями.

Т. о. иерархия в Церкви установлена Самим Господом Иисусом Христом, она неразрывна с существованием Церкви и в апостольский период она получила трехстепенную организацию.

Избрание известных лиц для священства есть дело людей, рукоположение же их не есть дело человеческое, а Божие. "Правила Апостольские" заповедуют: «Епископа да поставляют два или три епископа; пресвитера, диакона и прочих клириков, да поставляет один епископ» (1 и 2-е прав.). Здесь же устанавливается неповторимость хиротонии (рукоположения). Таким образом, благодать, подаваемая в хиротонии священства, признается также неизменной и неизгладимой, как и благодать, подаваемая в крещении. Однако благодать хиротонии является особенной и отличной от благодати, подаваемой в крещении и в таинстве миропомазания.

Для епископа существует обязательство безбрачия. В первые века христианства такое требование не было обязательным, но уже с апостольских времен епископам дозволялось уклоняться от брака ради подвига воздержания. Обычай этот укрепился, и 6-й Вселенский Собор сделал его законным правилом. Что касается священников и диаконов, то Церковь решила такого обязательного бремени на них не возлагать и следовать древнему правилу, возбраняя священнослужителям по получении ими хиротонии вступать в брак, но допуская к таинству священства лиц, уже связанных браком, и даже почитая это нормальным. Второбрачные, как и имеющие жену во втором браке, не могут быть рукополагаемы.

Запрет на изменение безбрачного статуса после хиротонии основывается на следующих Правилах Церкви:

Правила святых Апостолов. Правило 26

Повелеваем, да из вступивших в клир безбрачными, желающие вступают в брак одни токмо чтецы и певцы.

(Ап. 5, 51; IV Всел. 14; Трул. 3, 6, 13, 30; Анк. 10; Неокес. 1; Карф. 16; Василия Вел. 69).

Еп. Никодим (Милош) толкует это правило:

"Это правило находится в тесной связи с подобным же предписанием в Апостольских постановлениях (VI, 17). Оно различает священников женатых от неженатых и относительно последних предписывает, что таковые не должны жениться, если вступили в клир неженатыми, а допускает только право свободно жениться чтецам и певцам, если пожелают. Это Ап. правило было затем буквально повторено на Трулльском Соборе (6 пр.), причем было установлено, что, кроме чтецов и певцов, ни один иподиакон, диакон или пресвитер не смеет после своего рукоположения вступать в брачную связь; сделавший же это должен быть извержен из священного сана. Желающий вступить в клир и иметь супругу, должен жениться еще прежде своего поставления в иподиаконы. Α почему правило это, как и многие другие, воспрещает духовным лицам на высших иерархических ступенях жениться после рукоположения, на это архимандрит Иоанн в толковании данного правила замечает, что женитьба духовного лица после рукоположения показывала бы, что оно не понимает всей высоты телесного воздержания, приличествующей его сану и, служа соблазном народу, она низводила бы его до некоторой степени с высоты его сана в ряды обычных мирян. Хотя женитьба не есть что-либо нечистое, оскорбляющее духовный сан (Ап. прав. 5 и 51), однако, кто до женитьбы, в девстве, соединился со Христом и Его церковью в таинстве священства, для того было бы странно и совсем непристойно после этого связывать себя опять тесными узами с миром. Совсем иное дело женитьба до рукоположения, когда еще нет таинственной связи, связующей духовное лицо с алтарем посредством Божественной благодати; совсем иное представляет также и женитьба церковнослужителей, не принявших таинства священства, вследствие чего и женитьба их менее противоречит сущности и значению их служения в церкви".

2. Таинства, совершаемые священнослужителем, действительны всегда, если он не запрещён в служении или не извергнут из сана

Порой люди, видя настоящие или мнимые грехи священника, сомневаются, действительны ли таинства, совершаемые им. На это можно ответить, что не нам осуждать других, мирян ли, священников ли, и в частности, суд над священником принадлежит епископу. И если священник не запрещён им в служении, то все священнодействия, совершаемые им, действительны и благодатны. Об этом пишут святые отцы и повествует Священное Предание.

Св. Иоанн Златоуст:

Если иерей право учит, не на жизнь его смотри, но слушай учение его. И не говори, почему же он меня учит, а сам того не исполняет? - На нем лежит обязанность учить всех, и если он не исполняет, за это он Господом осудится, а если ты не будешь его слушать, также осудишься. Если не право учит, то не слушай его, хотя бы он был подобен ангелу по жизни, а если право учит, то не на жизнь его смотри, а на учение. Не дело, братие, овцам хулить пастыря; он за вас и за братии ваших каждый день службу творит; утром и вечером в церкви и вне церкви Бога о вас молит. О всем этом размыслите и почтите его, как отца. Но скажешь: «Он грешен и зол». Что тебе за дело? Если и добрый будет за тебя молиться, какая тебе польза, если ты неверен? А если ты верен, то тебе нисколько не повредит его недостоинство. Благодать от Бога подается: иерей только уста отверзает, а творит все Бог.

Преп. Ефрем Сирин:

Если бы и на самом деле видели пред собою пастыря со слабостями, то и тогда должны остерегаться греха осуждать его: достоин он или недостоин - не наше дело, мы же от этого никакого убытка не понесем. Как не терпит вреда светлое облако, если оно покрыто грязью, а также и самый чистый бисер, если прикоснется к каким-нибудь нечистым и скверным вещам, так, подобно сему, и священство не делается оскверненным от человека, хотя бы приявший его, был и недостоин.

Древний патерик:

"Рассказывали об авве Марке Египетском: он прожил тридцать лет, не выходя из своей кельи. К нему имел обыкновение приходить пресвитер и совершать для него приношение.

Диавол, видя крепкое терпение мужа, злоумыслил искусить его, и внушил одному бесноватому идти к старцу, будто бы для молитвы. - Страждущий, прежде всякого слова, закричал старцу, говоря:

"Пресвитер твой грешник, - не позволяй ему более ходить к тебе".

Авва Марк сказал ему: "Сын мой! в Писании сказано: "не судите, да не судими будете" (Мф. 7, 1). Впрочем, если он и грешник, Господь простит его, - я и сам грешник, больше нежели он".

Сказав это, он сотворил молитву, изгнал из человека демона, и исцелил его. Когда, по обыкновению, пришел пресвитер, старец принял его с радостью.

И Бог, видя незлобие старца, явил ему некоторое знамение, ибо когда пресвитер намеревался приступить к Святой Трапезе, "Я увидел - рассказывал сам старец, - Ангела, сходящего с неба, - он положил руку на главу пресвитера, - и сей сделался непорочным, стоя при святом приношении, как столб огненный. Когда же я удивлялся на это видение, - услышал глас, говорящий мне: "Что ты дивишься, человек, сему явлению? Если и земной царь не позволяет своим вельможам предстоять пред собою в грязной одежде, но требует от них великолепия; тем более Божественная сила не дозволит служителям Святых Тайн предстоять гнусными пред небесною славою?""

И блаженный Марк удостоился такого знамения за то, что не осудил пресвитера".

Преп. Иосиф Волоцкий, много сил отдавший на борьбу с ересью жидовствующих, однажды получил от иконописца Феодосия, сына Дионисия, известие о вопиющем случае богохульства священника-еретика.

В житии преп. Иосифа Волоцкого приводится этот рассказ:

«В то время живописец Феодосий, сын живописца Дионисия мудрого, рассказал Иосифу (Волоцкому) следующее чудо. Один из жидовствующих еретиков покаялся; ему поверили и даже поставили во священники. Однажды, отслужив литургию, он принес домой чашу со Святыми Дарами и вылил их в печь на огонь. Жена его в это время варила пищу и увидела в печи в огне «отроча малое», которое проговорило: «Ты меня здесь предал огню, а я тебя там предам огню». При этом внезапно раздвинулась крыша дома, прилетали две большие птицы и взяли отроча и полетели на небо; а крыша опять покрыла избу, как и прежде. Жена пришла в сильный страх и ужас. Об этом событии она рассказала соседям».

Из рассказа жены священника, поражённой видением Богомладенца, в частности, ясно, что, так как священник, хоть и был еретиком, но не был извергнут из сана, ни даже запрещён в служении, то поэтому таинства, совершавшиеся им, были действительны. Бог совершал их и через недостойного священника ради Церкви верных. По слову преп. Ефрема Сирина, "священство не делается оскверненным от человека, хотя бы приявший его, был и недостоин".

Яндекс.Метрика