pais8«Святая Гора» впервые на русском языке публикует малоизвестные наставления афонского старца Паисия Святогорца (Эзнепидиса), записанные его ближайшими сподвижниками и учениками. В статье использованы материалы книги Από την ασκητική καί αγιορείτικη παράδοση. Αγιό Όρος, 2011.

«Человек просит Бога даровать ему духовное зрение, но едва начинает немножко видеть одним глазочком – начинает презирать тех, кто ничего не видит. Бог не знает, что с ним делать. Если ничего не видит – страдает, а когда начинает видеть – изводит окружающих».

***

«Несколько лет назад на Святую Гору пришел юноша из Афин, желавший принять иноческий постриг. Родственные узы не давали ему покоя и он вскоре вернулся домой. Потом жажда монашеской жизни заставила его вновь отправиться на Афон. Это продолжалось снова и снова, он то появлялся на Святой Горе, то возращался домой. В конце концов, он решил, что если послушается помысла и вновь оставит монашескую жизнь – отправится в Афины пешком[1]. И действительно исполнил своё обещание. Человеколюбивый Господь, видя труд и доброе намерение юноши, помог ему. Он вернулся на Святую Гору, стал монахом и преуспел в духовной жизни».

***

«В прежние годы зло было более слабым. Один монах был лучше другого. Мало было нерадивых иноков. Если такой монах и попадался – ему помогал пример и помощь братии. В современных обителях монахи подчас не в состоянии отличить мирского от монашеского. Прежде было очевидно: здесь добро, а здесь зло. Помогал и общий подвижнический дух, царивший в монастырях. Сегодня сложно помочь людям, потому что во всем царит путаница. В наше время особенно необходим дар рассуждения».

***

«Нечасто бывают случаи подобные истории с евангельским слепорожденным 2,чтобы прославилось Имя Божие. Обычно в нашей жизни действуют духовные законы: человек страдает за свои грехи, он сам отгоняет от себя Благодать Божию. Например, по своей собственной глупости получает удар электрическим током, а потом начинает молиться о своём исцелении. Но когда, он пострадает не по собственной вине а по незнанию – Господь ему обязательно поможет»., когда что-то происходит

***

«Диавол вступая в диалог с душой человека, догадывается о реакции на навязываемые им злые помыслы. Поэтому часто кажется, что он словно вступает с нами в дискуссию и спор. Но в наши добрые мысли он проникнуть не в состоянии».

***

Старец Паисий рассказал одному из паломников, посетивших его еще в те годы, когда он подвизался в Стомио, что, прежде чем начать читать Канон Пресвятой Богородице, он обычно читает несколько тропарей из Великого Покаянного Канона Андрея Критского (которые были выписаны у него в небольшой тетради). Старец поступал так, потому что ощущал себя недостойным даже просто помолиться Пресвятой Богородице.

***

«В келье Пресвятой Троицы монастыря Ставроникит жил духовникдобродетельной и святой жизни. Однажды к нему пришли два монаха и попросили старца принять исповедь у умирающего от тяжелой болезни инока, проживавшего в одной из келий в столице Афона Карее. Духовник велел им отправляться в путь и обещал, что вскоре сам отправится к умирающему. Когда двое монахов пришли в келью больного монаха, они в изумлении узнали что духовник уже побывал там и исповедовал умирающего»[3].

***

Одному монаху, который хотел дать обет не мыться, старец Паисий сказал: "Подвижники, которые давали такие обеты, вели отшельническую жизнь в пустыне, строго постились и как следствие не источали неприятного запаха. А ты живешь не один и питаешься обычной пищей. Чем провинились перед тобой окружающие, что должны дышать запахом твоего пота?".

***

Когда старец Паисий оставил каливу Честного Креста и начал искать уединенное место чтобы в нем поселиться, один из его учеников предложил ему отправиться в один заброшенный скит и остаться там со всеми своими учениками. Старец выразил с этим свое несогласие: "Если хотя бы у одного из нас появится один гордый помысел (что мы самые духовные монахи на Святой Горе Афон) – всё, пиши пропало, искушение нас погубит".

***

«Когда обрели останки одного старца из Проваты[4] они оказались желтыми[5] и благоухали. Потрясенный и сокрушенный послушник этого старца признался собравшимся: «Это я сделал его святым. Никогда не оказывал ему послушания, во всем перечил, часто бил. А он все терпел смиренно и безропотно».

***

«Если вы посещаете какого-то старца – задумайтесь, приносят ли поездки к нему вам духовную пользу. Если нет – не стоит их продолжать».

***

«Тело духовника одной кельи не истлело[6], так как во время службы он посылал монахов на рыбную ловлю и другие послушания».

***

«В Филофее жил один монах с Крита. Еще будучи мирянином он сжег в печке одного турка. Приняв постриг он начал вести по-настоящему подвижническую жизнь. Испытывая глубокое раскаяние за свой поступок, монах по своему духовному благородству всё время просил Бога, чтобы он сжег и его самого. И это несмотря на то, что его грех был давно прощен.

Однажды мы увидели, что над обителью поднимается столб дыма. У меня тогда было послушание в монастырской кладовой и я вместе со всеми побежал узнать что случилось.

По всей видимости бедняга сидел около очага и горевшие в нем каштановые ветви отбросили на его одежду искры. Он загорелся, не смог потушить огонь и так и не успел выбежать из комнаты. Упав при выходе из нее он задохнулся от дыма, а потом превратился в уголёк. Бог услышал его молитву и даровал монаху просимое».

[1] Столица Греции находится более чем в 600 километрах от Афона.

[2] Евангелие от Иоанна 9 глава.

[3] Речь идёт о благочестивом русском духовнике отце Арсение. Старец Паисий знал о нем из устного афонского предания и часто рассказывал о старце Арсение своим ученникам. Его жизнеописание можно найти в книге иеромонаха Антония «Афонские подвижники XIX столетия» Джорданвилль, 1998.

«В 1839 году, в кельи русских братьев Кореневых лежал больной монах Иоасаф. В одну ночь сделалось ему очень тяжко, и, ожидая смерти, пожелал он духовника. У Кореневых тогда ночевали и посторонние, двое из них с фонарем пошли за духовником, а расстояние более 5-ти верст. Пришедши к духовнику, сказали ему, что умирает монах Иоасаф, и желает видеть его, и просили, чтобы поскорее шел с ними при фонаре, потому что ночь очень темная, да еще и дождь. Он же сказал: — Да, нужно скоро, точно умирает; вы идите вперед, а я сейчас уберусь, и с своим фонарем вас догоню! — Они просили вместе идти с ними и поспешить, но он их отослал, а сам обещался их догнать. Они пошли скоро, и соболезновали о том, как он пойдет один лесом и под дождем, да еще боялись, чтобы больной не помер до прихода духовника. По пришествии их в келью, их встретил монах Филипп, и сказал, что уже помер о. Иоасаф, и спросил: — Почему вы так долго не приходили? — Они сказали: — Мы шли скоро, и поспешали, чтобы застать живого! — Монах Филипп сказал: — Что вы оправдываетесь? куда-нибудь заходили в гости; уже духовник пришел более получаса, исповедал, причастил и отходную прочитал, и сию минуту о. Иоасаф скончался! — Они же, слышавши сие, очень удивлялись, зная, что не было и часа, как пошли от кельи духовника. Пришедши поклонились ему и спросили: — Отче святый, как вы скоро пришли? мы не видали, когда вы нас обогнали! — Он же сказал: — Нельзя было медлить и то едва застал, а я прошел прямым путем, которого вы не знаете! — Они умолчали, хотя добре знали, что другой дороги нет, и помышляли, не тем ли путем он шел, которым пророк Аввакум из Палестины в Вавилон к пророку Даниилу, сидящему во рву, обед носил? Еще к двоим больным на Капсале приходил таким же образом».

[4] Провата – место проживания отшельников и келиотов на Святой Горе Афон.

[5] На Афоне это считается признаком подвижнической жизни усопшего.

[6] На Святой Горе Афон после погребения монаха через три года его могилу раскапывают. Если за это время тело еще не истлело, не принято землей, то, по вере афонцев, усопший был не вполне праведной жизни. Тогда могилу вновь зарывают и особенно горячо молятся за усопшего.

Яндекс.Метрика